Форум Блог Новости Путеводитель   Реклaма

Отчеты о поездках › Тибет

Карма 247
Ответить
29.02.2020
19.06. Манасаровар.

От Дарчена до озера ехали минут сорок. Посещение Манасаровара после прохождения коры вокруг Кайласа – древняя, сложившаяся с незапамятных времен традиция. Как правило, все паломники, а ныне и туристы, завершив обход священной горы, неизменно приезжают к берегам этого огромного природного водоёма,расположенного на высоте 4560 м.

Манасаровар – одно из 4 священных озер Тибета, наиболее почитаемое и важное в местной духовной традиции. Индусы верят, что озеро было создано силой воображения Брахмы, после того, как его сын, завершив многолетнее отшельничество на Кайласе, искал место для омовения. В свою очередь, буддисты полагают, что Манасаровар является легендарным озером Анаватапта, где королева Майя зачала Будду. Многочисленные паломники обходят священное озеро вдоль берегов, совершая, таким образом, 4-5 дневную кору и преодолевая расстояние около 110 км.

Дорога к озеру от Дарчена прямая как стрела и хорошего качества. Не перестаем удивляться, как в этой глуши, с минимальной техникой и людскими ресурсами, возможно построить и поддерживать столь отличные коммуникации! Короткий переезд и мы в небольшом поселке, у самого берега озера. Впрочем, назвать это поселком можно весьма условно: несколько небольших, приземистых сооружений с надписями краской на стенах, «смело» утверждающих, что перед вами отель, от чего уже само по себе становится смешно!!! Небольшие сарайчики, очевидно, хозяйственного назначения и единственное, мало-мальски приличное здание - местная больница, такая же пустая и безжизненная, как и всё вокруг. Людей практически нет. Две женщины, сидя на земле у входа в постройку, занимаются каким-то рукоделием. Ещё две молодые тибетки, в ярко красных национальных жилетках, оживленно о чем-то болтают у деревянной изгороди. Вот и вся местная «публика»!!

Вокруг – огромное свободное пространство: песочного цвета с легкой «зеленцой» нагорье, увенчанное на горизонте белоснежной шапкой Кайласа; безумно голубая водная гладь священного озера и снежные вершины пика Гурла Мандата (7728м.)!! Сочетание серо-зелёного, голубого и белого цветов!!!Мир масштабов и контрастов!! Такое ощущение, что мы совершенно одни на этом грандиозном и великом просторе, где-то на самом на краю вселенной.

Стрела совершенно пустынной дороги убегает вдаль дорожной разметкой, другим же концом неожиданно обрывается метров за 50 до воды, усиливая ощущение конца и оторванности от мира! Такой себе - тупик цивилизации!

Невдалеке, на одинокой скале правильной вулканической формы, неизвестно как возникшей посередине ровного участка плато, на самой её верхушке, как ласточкины гнезда, прилепился небольшой монастырь Чиу.

Наш гест мало чем отличается от всех предыдущих, таких же убогих его собратьев:маленькие комнатушки с узкими окошками покрытыми слоем пыли, не мытыми,казалось, еще со времен его строительства. Все те же низкие потолки с бревнами. Стены, кое-где затянутые материей, зияют пятнами старой облупившейся краски. Грубые лежаки, почему-то напомнившие мне армейские топчаны, которыми стандартно оборудовались комнаты отдыха в караульных помещениях Вооруженных Сил и, конечно, тусклая лампочка под потолком, питающаяся от аккумулятора – типичный и необходимый элемент здешнего нехитрого обихода.

Одним словом, нормальное,стандартное жильё для Тибета. Быстро побросав поклажу, отправились в баню.

Баня....!!! Это волшебное слово уже давно казалось нам несбыточной мечтой, чем-то нереальным и почти недосягаемым! Измученные тяжелым переходом, замерзшие, голодные и уже давно не видевшие теплой воды, мы страстно жаждали встречи с горячими термальными источниками Манасаровара, о которых так поэтично пишут все путеводители и рассказывают гиды.

«Баня» располагалась рядом, в 10 минутах ходьбы от геста, в паре шагов от дороги, у склона невысокой горы. Маленькая постройка напоминала скорее сарайчик, нежели место общественного пользования.Внутри - подобие узкого коридора, вдоль которого 7 или 8 дверей ведущих в расположенные за ними маленькие кабинки. Облицованные кафелем комнатушки, площадью по 3-4 метра, содержат небольшую деревянную ванну-лохань, в которой возможно лишь сидеть, погрузившись по грудь, а также, лежак-скамейку.

После каждого «посетителя» местная тибетка сливает воду и расстилает внутри лохани новую (что весьма сомнительно!!) полиэтиленовую пленку, дабы обеспечить соблюдение санитарных норм.На вид чисто, просто и практично. Вода поступает прямиком из источника, через трубу, закрепленную здесь же на стене. Техника не мудрена: труба, подающая воду в мою «парилку» не имела даже крана (!!!) и мне пришлось заткнуть её торец какой-то,попавшейся под руки, тряпкой! Самое смешное состояло в том, что здесь напрочь отсутствовала холодная вода!! Никакого намека на терморегуляцию!! Температура воды – градусов 45-50, может и больше. Разбавить поступающий кипяток нечем. Посему, сначала долго стояли в ваннах по колено, привыкая к температуре, затем, присев через какое-то время по пояс, просто дурели от жары, перекидываясь друг с другом ободряющими шутками, через тонкие перегородки между кабинками!

К примеру, сама собой возникла мысль, какой удачный бизнес можно было бы устроить, предлагая посетителям, разумеется, за отдельную плату, холодную воду! И как это местные до сих пор не додумались до такой простой идеи?! Она явно имела бы коммерческий успех!

Шутили, предлагая Игорю остаться здесь в качестве если не «директора», то хотя бы менеджера «бани»! Представляете, европейский менеджер в сельской тибетской бане?!!В силу «экстремальных» температур, весь процесс помывки много времени не занял. Нас хватило минут на 15-20. Благо, в потолке моей секции (представляющий собой обычную полиэтиленовую пленку) зияла дырка, через которую поток холодного воздуха проникал в помещение, что делало моё пребывание в лохани не таким мучительным.

Из «бани» буквально выползали, обливаясь потом! Разгоряченные, обессиленные,но при этом очень довольные. Цена удовольствия – по 50 юаней «с носа», что составляло около 7,5 $. Не так чтобы дорого, но и не дешево, как для сельской бани, особенно, если учесть отсутствие каких-либо затрат на воду и содержание заведения.

Со слов гида, источники и «баня» находятся в управлении местной сельской общины, все члены которой пользуются ими совершенно бесплатно. С туристов же берут деньги. А куда денешься? Не хочешь – никто не заставляет! Ходи немытым, или ныряй в холодные воды священного Манасаровара, смывай дорожную грязь, а заодно и

грехи. Естественно,большинство туристов отдает предпочтение«горяченькому».

После бани, здесь же, в небольшой пристройке, пили пиво. Это было настоящим спасением и счастьем! В такие минуты, не смотря ни на что, жизнь кажется особенно прекрасной!! Единственным моментом, омрачавшим наше существование, было полное отсутствие возможности поесть нормальной горячей пищи. Всё что могли предложить хозяева геста – чай и китайская лапша в пачках, порядком поднадоевшая нам еще задолго до описываемых событий. К тому же, здесь, на Манасароваре, окончательно сформировалось стойкое чувство отвращения к черному шоколаду, который вот уже две недели оставался главным источником пополнения энергии наших измученных организмов.

Возвращаясь в поселок, нашли с Артемом большие бараньи рога. Потехи ради примерил на себя это «украшение». Шутили: «Каждый мужчина может однажды стать рогоносцем...». Рога оказались неожиданно тяжелы.Как оказалось, «баранья» тема на этом себя не исчерпала. Вечером, мы были буквально атакованы непонятно откуда появившемся сумасшедшим бараном! Но об этом – чуть позднее.

Перекусив все тем же, уже «ненавистным» шоколадом и остатками сухофруктов, вышли побродить по окрестностям и, в первую очередь, попробовать «на руку» священные воды озера. Героев, решивших искупаться, не нашлось. Опыт купания Игоря и Наташи в озере Ямдрок, в начале нашего путешествия, на этот раз никого не воодушевил. Холод и илистые берега далеко отступившей воды не вызвали ни малейшего желания совершить священное омовение.

Гуляли вдоль берега. Наблюдали за парой красивых диких гусей, как и мы, важно прогуливавшихся у воды. Буквально с первых минут обратили внимание на большое количество диких собак, поодиночке, большими и малыми группами расположившихся в окрестностях поселка. Большие, лохматые, хмурые псы выглядели весьма неприветливо. Животные лежали, как бы набираясь сил перед вечерними «разборками», лишь иногда поднимая морды и внимательно наблюдая за нашей группой, как бы давая понять, что мы можем приблизиться только на определенное, позволенное нам расстояние. В движениях отдельных особей читалась медлительность, и даже вялость. Возможно, это продиктовано необходимостью жесткой экономии энергии в условиях, где пища – большой дефицит и за нее приходится ежедневно воевать.

Для нас осталось непонятным, как и чем, питается все это множество собак: привычных для городов помоек с отбросами пищи здесь нет, а ловля местных сурков энергозатратна и вряд ли могла быть успешной.

С наступлением темноты мы смогли убедиться в правоте своих суждений относительно жестокости отношений среди местных собачьих «кланов». Их жуткие перебранки длились едва ли не до самого рассвета. Шум и лай, рыки сильных и визги слабых тварей, - всё это наполняло окружающую темноту до самого рассвета. Выйдя ночью из геста, к расположенному в 30 метрах туалету, мы были буквально окружены в темноте множеством сверкающих точек собачьих глаз, и от этого становилось как-то сразу не по себе. Утром, в окрестностях, обнаружили два собачьих трупа – результат ночных собачьих баталий.

Но все это сучилось позднее, а пока, в завершение нашего первого дня пребывания на берегах священного озера, решили осмотреть монастырь. Двадцать минут легкой прогулки и мы в монастыре Чиу, на вершине одинокой скалы. Судя из информации гида и путеводителей, кроме имеющихся в монастыре рисунков Шакьямуди и гуру Ринпоче, других достопримечательностей здесь нет. Однако, само место – одно из лучших в округе для созерцания озера и всех местных красот.

День близился к концу. Панорама, открывшаяся взору, просто восхитительна!! Скала и монастырь уже бросили длинные, исполинские тени на расположенный внизу поселок и долину. Глубокая синева водной поверхности раскинулась между двух горных хребтов, исчезая где-то далеко, у самой линии горизонта; крохотные, одиноко стоящие постройки кажутся забытыми и брошенными на бесконечном, уходящем вдаль плато и, наконец, белоснежная шапка южного «лица» Кайласа, отмеченная своим знаменитым крестом, выглядела величественно и божественно на фоне голубого неба!! Сильный ветер трепет ритуальные флажки лунг-та, яркой гирляндой опоясывающие массивную пирамиду, сложенную из плоских камней, венчающих макушку скалы.

Обойдя монастырь по узенькой тропинке и забравшись на огромный естественный валун, Артем и Наташа вышли на крохотную площадку, у основания пирамиды, прямо над обрывом. Следую их примеру... Как и при посещении пещерных городов Цапаранга и «Серебряного дворца Гаруды» начинает сосать под ложечкой от одновременно переживаемого восторга и страха перед высотой!!

Появившийся неизвестно откуда монах (единственный, кого мы встретили в монастыре), открыл помещение основного монастырского храма - маленькое, полутемное, типичное для тибетского культа, с традиционным небольшим окошком в центре потолка, статуями тибетских богов, священными книгами и, ставшей уже привычной для нас, прочей религиозной атрибутикой. Удивила деталь – осколки стекла, вцементированные в верхнюю часть монастырского забора, служащие, очевидно, ограждением, чем-то вроде колючей проволоки. Приём, в общем-то, не новый и известный, которым пользуются многие наши соотечественники, к примеру, некоторые владельцы дачных участков. Но здесь, в Тибете, с его особой гуманной философией, терпимостью и миролюбием, такая «фишка» показалась нам весьма странной. Да и от кого здесь можно защищаться?

Резкие тени быстро «поедали» окружающее пространство нагорья и мы, бросив прощальные взгляды на волнующие красоты, отправились назад к гесту, дабы скоротать свою первую и последнюю ночь наМанасароваре.

Спустившись со склона и пересекая небольшой ровный участок, отделяющий нас от поселка, заметили стаю больших, черных собак, лениво разлегшуюся у подножья невысокого холма. Крупный кабель, очевидно вожак, повернул голову в нашу сторону, и какое-то время внимательно наблюдал за движением группы. Затем медленно, как бы нехотя, встал на лапы и начал двигаться в нашу сторону. За ним поднялась и двинулась вся стая, штук 8-10 здоровенных псов. Будучи наслышаны о многочисленных случаях нападения местных собак на людей, помня о неоднократных предупреждениях гида не ходить в одиночку, мы подождали немного отставших девчонок и «сомкнув ряды», продолжили движение. На всякий случай, пришлось взять в руки парочку увесистых камней. «Пусть только сунутся!!».

Так и двигались: мы, группой, и они, своей стаей, на некотором расстоянии от нас. «Эскорт» следовал за нами какое-то время, затем, очевидно взвесив свои шансы и поняв,что легкой добычи, то есть отколовшихся одиночек в человеческой «стае» не будет, повернул в сторону и скрылся за холмом. Почему-то вспомнилось: «Не ходите дети в Африку гулять.....».

Но и это не было последним приключение уходящего дня. Уже непосредственно в поселке, на подходе к гесту, на нас напал.... кто бы мог подумать - баран!!! Это было великолепно!!! Одно из самых эмоциональных, ярких и абсолютно неординарных приключений нашего путешествия!! Баран был молод и красив (если так можно сказать о животном): совершенно белый с небольшими рожками, черными пятнами на морде и маленькими аккуратными «носочками» черной шерсти у самых копыт!! Такой себе – молодой щеголь! Факт того, что домашнее животное одиноко разгуливает вблизи бродячих собак, сам по себе показался нам несколько странным и даже удивительным. Но произошедшее далее повергло всех нас в легкий шок... «Вынырнув» непонятно откуда, решительно наклонив голову, баран совершил короткий разбег и попытался сзади боднуть наших девчонок!! Группа остановилась, повернулась лицом к животному и в тот же момент «нападавший» остановился и стал выжидать. Едва мы попытались продолжить движение, и отошли всего на несколько шагов, как животное угрожающе наклонило голову и, стукнув копытом по асфальту, вновь взяло разбег, стремясь зайти в тыл девушкам и боднуть их своими маленькими рожками. Как ни странно, но свой «бараний» интерес наш молодой забияка проявлял исключительно к «прекрасной половине» группы, всякий раз пытаясь напасть именно на девчат, оставляя мужчин без особого внимания. Удивляла настойчивость, с которой сумасшедший баран вел преследование. Что происходило в его голове - так и осталось загадкой, но он буквально не давал нам проходу!!

Неожиданно для себя мы обнаружили удачный и, как оказалось, единственный способ тормознуть «бандита»: прямо перед мордой летящего на нас животного резко выбрасываем вперед ногу. Это почему-то действует как стоп-сигнал, и баран резко тормозит всего в нескольких сантиметрах от поднятой и удерживаемой на весу ноги. Так повторилось множество раз. Девчонки визжат, баран нападает, а мы тормозим его, то и дело выбрасывая перед мордой животного свои ноги! Несколько раз нам даже удалось ухватить его за рожки.

С хохотом и визгами понемногу продвигались до самого геста. Крики девушек услышал Церинг, водители и местные обитатели геста. Народ с любопытством наблюдал развернувшуюся перед ними сцену битвы европейцев с тибетским бараном, а потом принялся хохотать.

Закончилось тем, что наш спятивший с ума «друг» зашел в гест и попыталось прорваться к девчонкам в комнату, стараясь просунуть свою любопытную морду в приоткрытую дверь!!

Такой наглости даже хозяева геста терпеть не стали. В конце концов, общими усилиями, баран был выдворен на улицу и, побродив еще какое-то время поблизости геста, скрылся в неизвестном направлении.Это маленькое приключение изрядно посмешило всех нас, и мы еще долго хохотали обсуждая случившееся.

Вечер провели в своих «апартаментах», играя в карты при едва «живой» лампочке, которой активно помогали наши налобные фонарики. Игра в дурака, ставшая для нас своего рода повседневным вечерним ритуалом и единственно возможным времяпрепровождением в темное время суток, скрашивала холодные и голодные вечера, поднимала настроение и неизменно приносила множество положительных эмоций. Очень хотелось есть. Возмущенные желудки периодически напоминали о себе, то жалобным урчанием, то настойчивым рокотом, доносящимся откуда-то из глубин организма. На счастье, в рюкзаке у Анны нашлось три пакетика супа, которые были немедленно залиты кипятком и разделены на семерых. Какое блаженство!!! Всего насколько ложек горячей похлебки показались настоящим шедевром кулинарного искусства! Никогда не думал, что суп из пакетика может быть таким божественно вкусным!! Под эту радость допили оставшиеся 100 гр. водки.

Завтра начинаем движение в обратном направлении, в Лхасу. За плечами – 1500 километров пройденного пути! Дорога обратно займет три дня. С ужасом думаем о том, что нам вновь предстоит пережить утомительные, 13-15 часовые переезды на джипах по пыльным, ухабистым и еще не одетым в асфальт тибетским дорогам!! В то же время, присутствует ощущение абсолютной удовлетворенности и радости от осознания того, что главные цели путешествия достигнуты и вся намеченная программа выполнена «без сучка и задоринки»!

Каждому еще предстоит осмыслить многое из увиденного и пережитого, «переварить» и аккуратно разложить все это по полочкам своего сознания.

А пока в голове информационный «завал» и ураган эмоций!



Карма 247
Ответить
16.04.2020
20.06. Поянг. День 15.

Знаете ли вы где находится самое убогое и заброшенное место на земле?! Нет, это не высокогорные монастыри, затерянные среди скал и удаленные от мирской жизни; не древние пещерные города, добраться до которых стоит не малых усилий и времени! Это – населенный пункт Поянг, в котором мы остановились на ночь, следуя на пути в Лхасу от Манасаровара.Ехали весь день. С самого утра погода ухудшилась. Моросил мелкий дождь. Над головой – сплошная пелена облаков. От недавней небесной синевы остались лишь воспоминания. В районе 18.00 прибыли в Поянг. После нескольких аскетических гестов и поселков, в которых нам пришлось побывать за время путешествия, казалось, что уже ничто не может удивить нас, ибо всё худшее, как мы думали, пережито и оставлено позади. Мы ошибались!

Поянг поразил своим убожеством, унынием, нищетой и грязью. Такого населенного пункта мне не приходилось встречать за всё время путешествий по Азии. Даже невероятно нищая Камбоджа, или Индия, с её традиционной антисанитарией, миллионами нищих и калек-попрошаек, не производили столь удручающего впечатления как эта деревня.Поселок маленький, с пыльными, заваленными мусором улицами и небольшой площадью,обозначающей его административный центр. Ужасного вида одноэтажные строения настолько убоги, что кажется, ничего более худшего и быть не может. У стен домов – груды глиняных кирпичей и щебня, горы стеклянных бутылок, банок из-под тоника и прочих бытовых отходов. В одной из куч мусора – несколько полуистлевших голов яков.Над узкими входными дверями жилищ – старые черепа яков с рогами. Невысокие,мазанные глиной заборы, напоминающие среднеазиатские аулы начала ХХ столетия, хаотично петляют лабиринтами узких проходов, уводящих куда-то вглубь местных трущоб. На заборах – высокие связки деревянных веток и лепешки навоза яков, - главные топливные ресурсы населения, заготавливаемые к зиме. Всё это походит на средневековое поселение – «преданье старины глубокой». Беглый взгляд путешественника не встретит здесь ничего, что свидетельствовало бы о современной цивилизации, если не считать уже упомянутых бутылок и банок, а также, пары старых автомобилей, покрытых грязью и дорожной пылью, припаркованных у местной торговой лавки. Несколько огромных, устрашающего вида, лохматых собак лежит на площади.Парочка их собратьев лениво шарит здесь же, в кучах отходов. В поселке много ужасного вида нищих старух и таких же, грязных и оборванных детей-попрошаек. Одним словом – настоящие задворки жизни! Поселились то ли в гесте, то ли в одном из обычных местных домов. Все в одной комнате. Семь кроватей, низкий столик и плита с газовым баллоном, на которой кипит какое-то хозяйское варево. Судя по всему наша комната была не чем иным, как кухней хозяев.

Туалет... Об этом «чуде» следует упомянуть отдельно. Представьте себе двухэтажное, недостроенное сооружение во дворе, без крыши над головой. Поднимаешься на второй этаж по узкой каменной лестнице и попадаешь, собственно, в то самое место.... Под тобой – отхожие дырки в полу, над головой – звездное небо (было уже достаточно темно, когда мы воспользовались услугами этого «пикантного» местечка), а вокруг – панорама поселка! Ты стоишь наверху, делаешь своё «дело» и,одновременно, лицезришь местную вечернюю жизнь поселенцев, в то время как периметр окружающей стены прикрывает тебя едва ли выше пояса. Должно быть, при виде снизу, посетитель этого «удобства» был похож на часового сторожевой башни.Дверь в «кабинку» не запирается, зато есть возможность слегка подпереть её изнутри стоящей тут же совковой лопатой. Разумеется, никакого освещения и никакой воды!Совершенно экзотическая уборная!!В поселок приехали очень голодные и едва бросив вещи в нашей кухне-ночлежке,отправились на поиски какой-нибудь забегаловки, где можно было бы поесть горячей пищи. Подходящее заведение нашли здесь же, поблизости, на описанной выше площади.Сделав заказ, «метнулись» в местную лавку и купили небольшую бутылку тибетской водки, чтобы снять усталость многочасового переезда и, на всякий случай, продезинфицировать желудки перед приемом местной еды.Водка оказалась просто ужасной!! Такой дряни я сроду не пил в своей жизни!! Мы назвали её цветочным одеколоном и от одного её запаха уже становилось плохо. Не за какие мыслимые и немыслимые блага не согласился бы попробовать этот «нектар» ещё раз!

Пока ели, в окно трапезной постоянно заглядывали жуткого вида беззубые, дряхлые старухи и грязные дети, что само по себе сильно раздражало, хотя, с другой стороны, нам было искренне жаль этих бедных людей, ведущих столь жалкое существование. Спали как большая дружная семья, все вместе, под грохот расположенного прямо за

окном генератора, до двух часов ночи дарившего нам «мелодичные» звуки своего ночного концерта.
Карма 247
Ответить
14.11.2020
21.06. Латсе. День 16.

С радостью распрощавшись с Поянгом, покинули это пристанище бедности и тоски в 06 утра. Выехали без завтрака и, даже, без умывания. Лишь через шесть часов, к 12.00, остановились в каком-то очень маленьком поселке, где нам удалось поесть горячего.

Тяжелейший переезд! 13,5 часов в пути по пыльному бездорожью!!! Грунтовка петляет по складкам местности, то почти исчезая на каменистом грунте, то переходя в участки строительства, где очередная бригада тибетцев выполняет свою изнурительную работу. От мелких камней сплошь устилающих поверхность дороги и многочисленных ухабов, наши джипы почти все время трясет и подбрасывает. Жутко болит спина!

Огибая места дорожных работ и небольшие водные преграды, приходится часто съезжать с рунтовки на обочину, а порой, двигаться по первозданной, ещё не тронутой человеком, поверхности плато.Эти нескончаемые съезды и объезды сильно снижают темп движения и утомляют не олько водителей, но и всех нас. Несмотря на сильную усталость не перестаем восхищаться волшебными красотами Тибета.Наш путь - бесконечное чередование перевалов и долин. Нескончаемый серпантин дороги ведет то вверх, петляя узкой змейкой по пустынным каменистым склонам холмов, открывая с высоты потрясающие виды лежащих глубоко внизу долин, то вниз, в обширные,пустынные и плоские пространства нагорья, с многочисленными стадами яков и овец, сотнями крохотных черно-белых точек разбросанных до самого горизонта.

На пути, вдоль дороги, часто встречаем диких косуль и мелких грызунов. В поле нашего зрения также попали лиса, зайцы, чёрный журавль и дикие гуси. Но особенно удивило количество огромных, покрытых густой черной шерстью, бездомных собак. Их здесь превеликое множество! Трудно представить, как они выживают в здешнем суровом

климате, где и каким образом находят себе пропитание среди каменистой пустыни.

Очевидно одно – одинокому путнику здесь не безопасно. Дикие собаки могут быть большой проблемой и реальной угрозой для жизни.Наши водители – весёлые, жизнерадостные ребята. По всему видно, что парни измучены и порядком устали за три недели путешествия. Учитывая усталость пассажиров, можно лишь представить какие нагрузки переживают водители, находясь за рулем по 10-15 часов в сутки. Они, несомненно, профи, прекрасно знают и делают свою работу, демонстрируя совершенное владение техникой, выдержку и жизнелюбие.

Фактически, весь успех нашего путешествия всецело находится в их руках.Кстати, несколько слов о странностях водителя нашего джипа... Дело в том, что на протяжении всего следования по маршруту путешествия, мы обратили внимание на одну странную деталь: он неизменно вел машину со скоростью 60 км. в час по абсолютно ровной, асфальтированной дороге, даже если она была совершенно пуста и просматривалась на многие километры. В то же время, на сложных участках горных серпантинов, с ограниченной видимостью и при плохом, нередко отсутствующем, дорожном покрытии он гнал со скоростью 80 и больше!! Совершенно непонятная для нас логика!! Мы прозвали его тибетским Шумахером и не раз затаивали дыхание, с ветерком проносясь над головокружительными горными обрывами.

Вечером, наконец-то, добрались до Латсе. Минуло одиннадцать дней, с тех пор,когда мы впервые посетили этот поселок на своем пути к Кайласу, а ощущение, будто прошел не один месяц! Столько увидено и столько пережито! Остановились в том же, что и ранее, гесте. После Поянга – настоящий рай!! Восемь долгих дней моего лица не касалось лезвие бритвы, а тело забыло ощущение теплой воды!! Гляжусь в зеркало, а на меня смотрит заросший и запыленный мужик, с загорелой кожей и каким-то странным, незнакомым до селе, блеском в глазах..!

Завтра будем в Шигатсе, где нас ждут давно уж позабытые маленькие радости цивилизации.
Карма 6
Ответить
15.11.2020
Шикарный рассказ о путешествии! Спасибо! Словно окунулся в тибетские реалии.
Карма 247
Ответить
19.11.2020
22.06. Шигатсе. День 17.

Двухчасовой переезд из Латсе и мы в Шигатсе – как уже говорилось ранее, втором по величине городе Тибета. После стольких переездов, убогих гестов и более чем спартанских условий жизни нас ждал шикарный отель, с великолепными номерами, ослепительно белым постельным бельем, горячей водой, кристально чистыми уборными и прочими благами!! Хотите сделать человека счастливым? Отберите у него то, к чему он привык,заставьте немного помучиться, а затем – верните всё обратно!

Мы счастливы, попав в хороший отель со всеми привычными для нас благами и прелестями цивилизации! Разместившись в номерах и приведя себя в порядок, отправились изучать город, главной достопримечательностью которого является монастырь Ташилунпо.

Посещение монастыря было спланировано на вторую половину дня и оставшееся до этого время мы посвятили активному шоппингу, здесь же, среди многочисленных торговых лотков, разместившихся недалеко от главного входа, прямо вдоль стен обители. Рассказав о главном сувенирном маркете Лхасы ещё в начале своего повествования,не стоит повторяться, описывая местный рынок Шигатсе. По своей сути, все подобные места в Тибете мало чем отличаются друг от друга, разве что масштабами и количеством предлагаемых товаров. О чем до сих пор не было сказано, так это об особом характере торгов между покупателями и продавцами. В первую очередь я имею ввиду цены...

Для человека, когда-либо путешествовавшего по Азии, не ново, что продавцы на всех без исключения рынках, будь то в Индии, Мьянме, Непале, Вьетнаме, или другой стране,первоначально называя существенно завышенную цену на товар, в дальнейшем, после настойчивых торгов,всегда значительно снижают её.Тибет, в этом смысле, не является исключением. Однако, разница между первоначальной и конечной ценой покупки здесь может быть просто невероятной!

Чтобы было понятно о чем идет речь, приведу один пример: в Шигатсе, я купил красивую бронзовую подставку для благовоний, богато инкрустированную причудливыми драконами и фигурками мифических существ. Очень красивая и оригинальная вещица. Её первоначальная цена составляла 1800 юаней, а в итоге, она была куплена всего за 150 юаней. Разница колоссальная! И если в других странах обычным и хорошим считается торг, приведший к 50% скидке, то здесь, в Тибете, цена покупки может составить всего 5-10% от её первоначально названной стоимости. Таким образом, если вам предложили купить что-то по цене 100 юаней, будьте уверенны, приобрести это можно всего лишь за 10 юаней.

Следуя этому правилу, долго торговались у сувенирных лавок и в маленьких магазинчиках, скупив массу всевозможных интересных вещиц. Для того, чтобы у читателя было более полное представление об обычном тибетском базаре, его товарах и его ценах, перечислю некоторые из сделанных мною покупок.Итак, после пары часов активного торга, на дно моего рюкзака были помещены: 2 резные шкатулки из кости (50ю), 3 красивых, украшенных бирюзой, металлических кулона (60ю), резная костяная подставка (20ю), 2 роскошные, с фигурками драконов и непонятных существ, бронзовые подставки для благовоний (350ю), небольшой нож, в кожаном чехле, украшенный бирюзой и костью (50ю), 2 ручной работы кожаные сумки, в национальном стиле, 2 удивительных, очень изящных бронзовых чайничка (100ю), 4 ярких, теплых женских платка (200ю), большие четки из кости в виде человеческих черепов (40ю), 2 связки ритуальных флажков лунг-та (20ю), сувенирная тарелка с видом Поталы (30ю) и десяток старинных серебряных монеты, на которые, в общей сложности, было потрачено 400 юаней.

Кстати сказать, монеты были единственным товаром, на который практически не удалось добиться скидки. Все торгующие ими тибетцы, видимо понимая ценность этого товара, были абсолютно непреклонны. И даже обычный трюк,когда после длительных торгов ты поворачиваешься и делаешь вид будто уходишь (как правило, это всегда срабатывает и заставляет продавца окончательно снизить цену), они настаивали на своей цене.

Ситуация с монетами в Лхасе была абсолютно аналогична.Сколько я не пытался уговорить владельцев снизить цену, к каким-либо существенным результатам это не привело. Как бы то ни было, шоппинг удался на славу. Помимо сувениров мы получили массу удовольствия от общения с местными торговцами и прекрасно провели время. К 15.00 подошли ко входу в монастырь, где нас уже поджидал Церинг. Расположенный в центре города, у подножия горы, монастырь выглядит грандиозно, поражая своими размерами и великолепием! Окрашенные в белый и темно красный цвета здания, образуют подобие слегка приплюснутых сверху террас, расположенных на склоне холма. В центре выделяется большое красное сооружение - многоярусный дворец Панчен ламы. Всё это грандиозное скопище построек похоже на сказочный город, созданный по воле магического колдуна,таящий в себе неведомые тайны и окутанный мифическими легендами!

В переводе с тибетского Ташилунпо означает «всё счастье и благополучие собрано тут». Глядя на величественные постройки этой обители, непроизвольно веришь, что именно здесь собрано если не всё счастье, то уж благополучие, наверняка.Основанный в 1447 году учеником Цонгкапы, Генден Друпом, монастырь является одним из наиболее важных и крупных религиозных учреждений Тибета. После смерти, Генден Друпа был признан первым Далай ламой, который, в свою очередь, считается олицетворением будды Амитабху (Будда «Безграничного света») – одного из пяти Будд Мудрости.Прогуливаясь у стен монастыря вспоминаем, как совсем недавно мы наблюдали приезд нынешнего Панчен ламы и его торжественную встречу жителями города. Здесь, к месту, упомянуть об одном важном историческом моменте, имевшем место в XVII веке и связанном с возникновением Панчен ламы. Пятый Далай лама (основатель Потала) назвал Панченом своего наставника — Лобсанга Чокьи Гьялцэна, учёного из монастыря Ташилунпо. С тех пор монастырь является резиденцией всех Панча лам и главным центром изучения философии в Тибете.

В силу особых отношений Панчен и Далай лам, установился порядок, согласно которому Панчен лама несет ответственность за нахождение реинкарнации Далай ламы, а Далай лама – за определение реинкарнации Панчен ламы. Кроме того, если Далай лама ещё ребенок, управление государством переходит к Панчен ламе до момента совершеннолетия первого, и наоборот. Таким образом, на протяжении истории, столица Тибета не однократно перемещалась из Лхасы в Шигатсе и обратно.На площади перед монастырем множество паломников. У входа – торговые лавки с маслом яка, упакованном в небольшие пакеты, удобные для подношений и пожертвований в храмах. Через большие ворота попадаем во внутреннее пространство и начинаем движение вверх, по узким, выложенным крупными камнями улочкам. Территория монастыря огромна и напоминает город со своими улицами, жилыми домами, административными и хозяйственными постройками, гостиницами, храмами, учебными корпусами и прочими, неизвестными нам сооружениями.Поражает внутреннее убранство и роскошь храмов с обилием золота, драгоценных камней и невероятного количества денежных купюр натыканных набожными паломниками чуть ли не в каждой возможной и невозможной щели интерьера. Здесь всё буквально усеяно деньгами, образующим кучи бумажного мусора у алтарей, статуй богов и Будд, фигурок святых и, даже, каким-то совершенно невероятным образом приклеенных на колонны и стены помещений!

Следуя по залам проходим мимо ступы с останками первого Далай ламы и нескольких ступ Панчен лам. Каждая – произведение искусства, в золоте, серебре и драгоценных камнях. Самая большая, 11 метровая ступа, возведена в 1666 году для четвертого Панчен ламы и сделана из чистого золота с множеством драгоценных камней. Но нас поразила гробница X Панчен ламы, умершего в 1989 году. В отличие от всех других, его тело не погребено под ступой, а в дорогом одеянии водружено сидящим в кресле, прямо наверху золотой гробницы. При этом, посетители храма могут отчетливо видеть покрытое золотой краской лицо умершего.Рассказывая о заслугах святого, наш гид отметил, что факт нетления тела является подтверждением его выдающихся способностей и результатом многолетней медитативной практики. Нечто подобное мне приходилось видеть ранее, в одном из монастырей Бирмы, где нам показали совершенно высохшее, почти каменное тело монаха, сидящего в позе лотоса, находящегося, как утверждали монахи, в состоянии самати (особое состояние, достигаемое при высшей степени медитации, когда обмен веществ тела практически полностью прекращается, а сама плоть отвердевает как камень и, как бы, консервируется на многие годы).

Я был готов поверить в святую нетленность тела Х Панчен ламы, но совершенно случайно наткнулся на информацию о том, что в Тибете существует практика особой мумификации тел высшего духовенства. Она состоит в том, что тело покойного сначала засаливают, а затем, поджаривают (!!) в масле. Полученная мумия называется «мардонг». Её одевают в богатые одежды, а лицо покрывают золотой краской. Думаю, именно такая процедура была проделана с телом Х Панчен ламы и мы видели не что иное, как его «мардонг». Из прочих сокровищ запомнилась самая большая в мире статуя Будды из меди (её высота – 22 метра), а также, самая большая в Тибете статуя Будды Майтреи («будущего» Будды, воплощения совершенной доброты), высотой 26 метров, изготовленная в 1914 году. На её производство пошло 300 кг. золота и столько же серебра, 116 тонн бронзы,более 40 алмазов и 1000 жемчужин. Со слов нашего гида во лбу статуи – самый большой алмаз Тибета.

В состоянии трепетного восторга проходим несколько храмов с погребениями Далай и Панчен лам. Количество золота и драгоценностей просто шокирует! Оставалось сожалеть, что мы не смогли сделать фото внутри помещений: за право фотографировать в каждом из них следовало платить немалую сумму – по 80 юаней за каждый зал. Монахи жёстко контролируют этот процесс и, как нам показалось, в каждом помещении присутствуют люди, специально наблюдающие за тем, чтобы туристы не делали снимков предварительно не заплатив за услугу. Завершив осмотр храмовых интерьеров гуляем по монастырским улочкам.

Приближаемся к месту, где расположены учебные помещения монастыря – философский и тантрический факультеты, и аудитории. Ещё на подходе услышали сильный шум,усиливавшийся по мере нашего приближения. Оказалось, в этот день Панчен лама принимал экзамены у монахов, которые проходят в форме дебатов. Предметом дебатов может быть что угодно: любой, и, даже, как может показаться европейцам, глупый, несуразный вопрос. Средних лет, весьма упитанный монах, стоявший у входа в помещение, за которым шли дебаты и выполняющий, по всей видимости роль охранника, пояснил, что предметом сегодняшних споров является вопрос: «может ли быть у кролика пятая нога?». Судя по звукам, страсти в зале разгорались не шуточные. Шум голосов, подобно океанскому прибою, то нарастал, накатывая на нас неудержимо и мощно, то вдруг быстро стихал, давая зародиться новой волне страстей. Иногда, неожиданно, что-то буквально взрывалось внутри сотнями голосов и криков, распространяя в пространстве мощную волну эмоций! Конечно, нам очень хотелось хоть одним глазком взглянуть на происходящее, но, к сожалению, это оказалось невозможным.

Оставшуюся часть времени бродили мимо монастырских общежитий.Места проживания монахов представляют собой небольшие закрытые дворики с двух этажными постройками и резными деревянными верандами, проходящими по второму этажу зданий. Внешние стены украшены светлыми занавесками на узких карнизах, расположенных над оконными проемами. Причем все окна неизменно покрашены в чёрный цвет, в то время как стены – в исключительно в белый. Такая черно-белая гамма придает особый, строгий колорит всему окружающему пространству. И только храмы, а также дворец Панчен ламы выделяются праздничным золотым убранством крыш и красными фасадами.Через низкую и глубокую арку заглядываю в один из дворов. Небольшой каменный мешок, внутри которого, прямо на земле, несколько цветных горшков. Вот и весь интерьер! Сами общежития состоят из небольших, отдельных комнат. Все выглядит предельно скромно, просто и ветхо. Как оказалось, и для нас это явилось большой неожиданностью, в тибетских монастырях монахи не живут общиной. Слово «общежитие» весьма условно отражает уклад монастырской жизни. Каждый монах живет отдельно, в предоставленном ему помещении и на собственные средства. Он вынужден зарабатывать и каждый делает это по своему, исходя из собственных возможностей и умений. Источниками доходов может быть преподавание, исполнение религиозных обрядов в крестьянских домах, медицина, административная или физическая работа в монастыре и даже коммерция, что в наши дни считается особенно престижным. Самые бедные монахи нанимаются в простые прислуги к более богатым.

Так что будет правильным сказать, что монастырь – это сложный организм с определенными хозяйственными и социально-имущественными отношениями.В целом, Ташилунпо произвел грандиозное впечатление. Удивительное и уникальное место, бесспорно – один из наиболее важных духовный и исторических центров тибетского буддизма.После осмотра монастыря наша «тройка» (я, Наташа и Артем) решила совершить кору.

Следуя за паломниками начинаем движение вдоль внешней границы монастырской стены, по пыльной и сильно замусоренной тропе, резко уводящей нас вверх и огибающей монастырь слева и сзади, по склону холма. По ходу справа – непрерывная ленты ритуальных барабанов, опоясывающих весь огромный периметр обители. Обычно, такие барабаны покупаются верующими и устанавливаются в качестве пожертвования монастырюПоднимаемся медленно, с удовольствием обозревая раскинувшуюся перед нами прекрасную панораму города и монастырских построек. С высоты отчетливо различимы кварталы старой, традиционно тибетской части города, с низенькими, прилепившимися друг к другу домиками и современные китайские районы, с широкими улицами и многоэтажными зданиями.

Почти на всем протяжении пути встречаем небольшие печи для сожжения благовоний, сваленные в кучи черепа яков и рога животных, многочисленные камни-мани, а также цветные росписи на скалах с изображениями будд и святых.На высохших кустах растений каким-то образом закрепившихся на каменистой почве скалы, паломниками и монахами повязаны сотни узких лоскутков красной и белой материи. Цветные нити лунг-та трепещут на ветру по всему склону и исчезают где-то далеко наверху холма. В одном месте, прямо у тропы, обнаружили крохотную пещерку с несколькими десятками глиняных табличек изображающих будд, парой серебряных монет и небольших ракушек. Очевидно, всё это – подношения богам.В самом конце тропы, там, где заканчивается тыльная сторона монастырской стены, расположена красивая белая башня, служащая для развешивания флажков и знамен во время религиозных праздников.Здесь, перед началом спуска со склона, нашему взору открылся великолепный вид на невидимую ранее часть старого города. Обогнув небольшой скалистый выступ мы буквально замерли перед восхитительной панорамой городских крыш, подобно пчелиным сотам плотно устилавшим пространство долины.

Вдали на холме, величественно возвышается красивое сооружение сильно напоминающее Поталу. Когда-то, это была резиденция короля местной провинции Тсанг, но во время тибетского восстания 1959 года она была сильно разрушена и после восстановления утратила свой первоначальный вид.С этого места тропа раздваивается. Одна ее часть идет вниз, завершая кору вокруг монастыря, другая продолжает свой путь дальше, по склону холма, в направлении крепости-Поталы. Стремительно надвигался вечер и мы не стали исследовать убегающую в неизвестную даль тропу, а спустились в город, закончив, таким образом свою кору.

В целом, маршрут коры оказался очень живописным. Час неспешной прогулки по склону дает прекрасную возможность полюбоваться красотами города и монастыря, насладиться особой, неповторимой атмосферой тропы, с её многочисленными наскальными рисунками, местами жертвоприношений и паломниками.Остаток дня бродили по городу, торговым рядам и лавкам, завершая начатый ещё утром шоппинг. Безусловно,Шигатсе является одним из наиболее колоритных и интересных городов Тибета, миновать который не следует ни при каких обстоятельствах.

Мы же благодарим судьбу и наших тибетских друзей за предоставленную возможность познакомиться с этим удивительным местом и его сердцем – монастырем Ташилунпо.
Помощь сайту
Войди или зарeгиcтpируйся, чтобы писать
Случайные топики